5e38c7ef     

Прокудин Николай - Одиссея Полковника Строганова 1



НИКОЛАЙ ПРОКУДИН
ОСТРОВ АМАЗОНОК
ОДИССЕЯ ПОЛКОВНИКА СТРОГАНОВА – 1
Аннотация
Каждый из нас, устав от монотонной жизни, порой мечтает о романтических путешествиях и увлекательных приключениях. А если фантазии и грезы вдруг превращаются в реальность?!
Эта книга — о нашем соотечественнике, который отправился в обычную служебную командировку, а его занесло за тридевять земель, в тридесятое царство, в доисторическое, родоплеменное государство. Кем он только не побывал! И вершителем истории, и монархом на таинственном острове, и спасателем кругосветной экспедиции...
Но зачем же мы будем пересказывать, если Вы сами можете прочитать?
Автор искренне благодарит своих товарищей по работе Сергея Бодакина, Владимира Травина, Владислава Сафина, Игоря Курденкова, Андрея Бабийиа, а также боевых друзей Виталия Лысака и Сергея Стоногина за поддержку и помощь.
Предисловие
Сон это или явь, кто знает? Сам я очевидцем описываемых событий не был, но друг мой клялся и божился, что все это чистая правда. В газетах про эти приключения-злоключения не писали, по телевидению не сообщали.

Возможно, что-то и было. Слухи, сплетни, пересуды — это лишь эхо реальных событий. Так было или не было?

Ведь бабы об этой истории языками чешут, а в их речах иной раз бывает и доля истины.
Глава 1
К ЧЕРТУ НА КУЛИЧКИ
История эта начиналась сумрачным декабрьским утром, когда по не убранному дворниками свежевыпавшему снегу, превращая его в слякотную жижу, спешили за новогодними покупками пешеходы и автомобилисты. И среди этого человеческого муравейника только наш герой никуда не торопился.

Он чувствовал себя загнанной лошадью, которую давно пора пристрелить. За последнюю неделю Серега Строганов вымотался до предела. Да-а, давненько он так не парился.

Проклятый сленг! Но разве можно человеческим языком — Пушкина, Гоголя, Достоевского — описать это состояние зверской усталости? Можно писателю, поэту, драматургу, а Сергей простой вояка, и высокий стиль был не для него. Что он делал все эти дни? Напрягался?

Нагружался? Нервничал? Односложно всю палитру чувств и ощущений не передать и несколькими фразами не объяснить. Парился, оно и значит парился.

Суетился, бегал, опаздывал, догонял, не успевал.
Буквально позавчера шеф, Сан Саныч-сан, отставной генерал КГБ, вызвал его в экстренном порядке к себе, в столицу нашей Родины Москву. Сергей на самолете стремительно пересек половину планеты.

Правда, до этого он успел гульнуть в развеселом портовом кабаке, подраться с полудюжиной наглецов, разбить служебную машину, перецеловать на прощание всех дельфинов и опоздать на рейс. В результате — два дня пролетели как миг.
Босс, грозно глядя сквозь огромные очки с толстыми стеклами, водруженными на мясистый нос, наконец изрек:
— Дорогой Сережа! Опаздываете!
— Задержался в дороге...
— Нет, опаздываешь на сорок девять часов!
— Виноват...
— Знаю, что виноват. Ладно, повинную голову меч не сечет. Тем паче что у меня другой такой головы под рукой нет! — сказал шеф и перешел на официальный, деловой тон, означавший постановку задач: — Рад вам сообщить, что вы отправляетесь в зарубежную командировку!

Да-да! И без возражений. Дорогой вы мой, все это не потому, что я вас так обожаю, а потому, что вы мне дорого обходитесь!

Сережа! Вы имеете возможность заниматься наукой, я эту науку содержу! Но чтоб эксперименты продолжались, их необходимо подпитывать — материально!
Строганов попытался вставить фразу, что, мол, устраивая представления со зверями, он, как может, старается окупить затраты на науку



Назад