Гостиница Волхов 2   5e38c7ef     

Пронин Виктор - Словесный Портрет



Виктор ПРОНИН
СЛОВЕСНЫЙ ПОРТРЕТ
Едва ли не каждый день пользуемся все мы словесным портретом. Описываем
друзей, знакомых, продавцов, с которыми поругались, девушек, с которыми
познакомились, описываем обидчиков и благодетелей, самих себя описываем,
договариваясь о встрече по телефону, и настолько поднаторели в этом, что
бывает достаточно двух-трех определений, чтобы мы безошибочно узнали человека
в тысячной толпе у метро или стадиона. Достаточно бывает сравнить человека с
птицей, погодой, предметом домашнего обихода и мы уверенно узнаем его в чужих
коридорах, кабинетах, приемных.
Стоит ли удивляться тому, что люди, для которых словесный портрет является
чем-то вроде производственного фактора, выработали свои методы, способы,
приемы и с их помощью нужного человека представляют достаточно емко и зримо.
Уже к вечеру десятого марта, в первый же день следствия был разработан
настолько подробный портрет пятого, что не узнать его, пройти мимо было просто
невозможно. И все, кто участвовал в поисках, в оперативной работе, знали
приметы долговязого. Он может оказаться случайным человеком, не имеющим
никакого "отношения к преступлению, но найти его было необходимо.
Итак, кого же искали?
Искали высокого молодого парня, около двадцати лет, темноволосого и
улыбчивого. Он развязен и нагловат, его манеры могут показаться даже
вульгарными. На нем полусапожки примерно сорок третьего размера, черная куртка
из кожи или заменителя, меховая темная шапка, синие джинсы. Он вступает в
контакт, готов переброситься словечком с незнакомым человеком, явно ценит себя
выше окружающих. Но самый заметный признак - рост. Все свидетели дружно
отмечали, что он явно выше их, то есть, рост его около ста девяноста
сантиметров. Человек этот, по всей вероятности, при деньгах.
С портретом были ознакомлены соседи, дружинники, вольные и невольные
участники вчерашних событий, следователи, оперативные работники, водители,
постовые. Распространение словесного портрета можно сравнить со своеобразной
сетью, наброшенной на городок. Вряд ли прошло более двух часов, а жители уже
хорошо представляли, кого именно ищут.
Нет, к тому времени не было снято подозрение с младшего Жигунова, еще
допрашивали Борисихина, а кавказец угрюмо и сутуло мерил шагами коридоры
отделения внутренних дел - он мог понадобиться каждую минуту для уточнения той
или иной детали, здесь же толкалась и Борисихина. И незримо скорбными тенями
маялись в полутемных печальных коридорах погибшие вчера люди. Они-то знали
все, но не могли принять участие в поисках, как бы передоверив это живым.
Дело осложнялось тем, что никто из побывавших накануне в доме Жигунова не
знал пятого собутыльника. Во всяком случае" все так утверждали. Такие нравы
царили в доме - достаточно было прийти с бутылкой и ты уже свой человек.
Червивка позволяла легко пройти сквозь плотные без щелей ворота в любое время
суток. Она становилась способом знакомства, представляла человека с Наилучшей
стороны, устраняла недоразумения, помогала понять и простить любого.
С этим надо согласиться - бутылка создавала ту самую видимость дружбы и
теплых товарищеских отношений, к которым все стремятся и которых всем нам
недостает. Не хватало человеческого участия и этим людям. Вряд ли стоит все
сводить к огульному их заклеймлению. Не у каждого есть интересная работа, не
всем удается заниматься любимым делом, не всем повезло сохранить и приумножить
друзей - а не в этом ли смысл жизни? Что еще может сделать нас счастливыми



Назад