5e38c7ef     

Проскурин Вадим - Грог И Миранда



ПРОСКУРИН ВАДИМ
ГРОГ И МИРАНДА
ГЛАВА ПЕРВАЯ.
1.
Обстановка в парке, как обычно, была идиллической. Тут и там прогуливались влюбленные парочки, откуда-то издали доносились пьяные, но добродушные вопли подгулявшей компании, и даже многочисленные рекламные плакаты, нервно пестрящие всеми цветами радуги, почти не действовали на нервы.
— Достань еще пивка, — попросил Барс.
Грог воровато огляделся по сторонам, убедился, что за ними никто не наблюдает, и сделал сложный и замысловатый жест обеими руками. В руках у него материализовалась пол-литровая бутылка светлого «Хольстена», уже открытая.
— Жалко, что ты чипсы так не умеешь, — констатировал Барс.
— Жалко, — согласился Грог.
— Может, все-таки расскажешь?
— Что расскажешь?
— Ну, как ты это...
— Учите ассемблер, юноша, — добродушно произнес Грог и этим ограничился.
Фокус с пивом, по сути своей, очень прост. Это даже не фокус, это побочный эффект трояна, которого Грог подсадил на сервер Виртуального Парка Джорджа Буша Младшего (или, по-простому — дурацкого леса) еще в позапрошлом году, во время очередной глобальной эпидемии.

Тогда многочисленные зомби многочисленных кулхацкеров буквально перепахивали интернет, засовывая в каждый непропатченный компьютер недоделанные ублюдочные программы, предмет гордости разработчиков. Грог тоже поучаствовал во всеобщей вакханалии, но в отличие от малолетних кретинов, составляющих основную часть хакерской толпы, Грог не ограничивался тем, чтобы скачать из интернета эксплойт посвежее и с его помощью повесить на какой-нибудь сервер баннер «Здесь был Вася», а потом много лет гордиться своей крутизной.

Грог вообще не занимался ручным взломом, он просто закачал на своих зомби свору программных агентов (естественно, это были не общедоступные программы, а коллекционные образцы, которые не ловятся никакими антивирусами), а все остальное было их заботой. К концу эпидемии Грог контролировал около трех тысяч компьютеров Сети, из которых реальный интерес представляли от силы двадцать.

В качестве побочного эффекта Грог получил несанкционированный доступ к внутренним ресурсам нескольких серверов виртуальной реальности. Пользы от этого не было никакой (разве что ламерам пыль в глаза пускать), но и вреда тоже.
Мимо проехал жизнерадостный негр в инвалидной коляске на электрическом ходу. Даже на расстоянии было слышно, что в его наушниках играет оглушительный рэп.
— Rap is shit, — заявил Барс и глупо засмеялся.
Обычные программы автоматического перевода неспособны справиться со стихотворным текстом. Но однажды Грог по пьяни продекламировал Барсу подстрочный перевод на английский бессмертного хита «Коррозии Металла», а затем собственный поэтический перевод «Мы вместе» и «Самоотвода».

После этого Барс стал считать себя поклонником русской поэзии. Это было забавно.
— Как ты думаешь, это человек или бот? — спросил Грог.
— Человек, — заявил Барс.
— Да ну? Если бы я в реале был инвалидом, ни за что не стал бы кататься по виртуальности на коляске.
— Но очки ты здесь носишь.
— Очки мне идут.
— Ну-ка, сними.
Грог снял очки. Мир поплыл, а затем снова стал четким. В виртуальности очки не нужны, но без них Грог чувствовал себя как-то странно и неуверенно.
— Ты и без них не урод, — заявил Барс. — Ты просто привык к ним, вот и носишь. А этот мужик к своей коляске привык. И вообще, в коляске гораздо удобнее, она как мопед.
— Ты-то откуда знаешь? Пробовал?
— Пробовал. А что?
— Я бы не стал.
— Почему?
— Из суеверия.
— Вы, русские, жутко суеверные, еще сильнее, чем и



Назад