двери 5e38c7ef

Прозоров Александр - Череп Епископа (Боярская Сотня - 2) (Фрагмент)



Александр Прозоров
Череп Епископа
"Боярская сотня"
[фрагмент]
Часть Первая
Золото
Утро
Солнце еще только собиралось выглянуть на остывшее за ночь небо, когда на
поляну, укрытую густыми белесыми клубами тумана, выбрался из кустарника
бородатый мужчина, одетый в плотно облегающие ноги темно-серые шерстяные
штаны, больше похожие на чулки, и козью душегрейку. С пояса его свисало
несколько тонких ремешков, голенища коротких остроносых поршней плотно
притягивала к голени тонкая бечева. За спиной, спрятанный от посторонних
глаз, таился широкий острый нож, а за пазухой истекал последними каплями
еще теплый заяц, попавшийся в спрятанные в зарослях силки. Длинноухий не
то чтобы большой, гривенок на пять - но он давал возможность и детишкам
малым хоть раз мяса куснуть, да и хозяину с женой жаркого попробовать.
В этот миг порыв ветра разорвал стену тумана впереди, и охотник увидел
стоящие на лесной прогалине два широких белых шатра, в окружении четырех
маленьких - ярко-синих, желтых и красных. У мужчины едва не подогнулись
коленки от ужаса - ему, землепашцу из Раков, маленькой деревеньки
Вильяндской комтурии, бесправному рабу Ордена, за охоту в господских лесах
полагалась немедленная смертная казнь, убей он даже не зайца, а голубя или
вовсе крохотного дождевого червяка.
Присев и втянув голову в плечи, мужчина медленно попятился, каждую секунду
ожидая удара копьем в спину от незамеченного караульного - но заплутавшая
в тумане смерть в этот раз прошла мимо, позволив браконьеру уползти
обратно в кусты и, таясь и пригибаясь, обойти стоянку ненавистных рыцарей
далеко, далеко кругом.
Тем временем пола одного из шатров откинулась, и из нее в белесую влажную
пелену шагнул молодой парень лет двадцати, высокий, русый и широкоплечий,
одетый в красно-белые полосатые плавки, разукрашенные множеством звездочек
и свободную футболку с синей надписью "Зенит-чемпион" на груди. Дойдя до
кустарника, парень, непрерывно позевывая, обильно окропил то место, где
только что стоял местный охотник, после чего двинулся к сложенному между
шатров хворосту. Сегодня была его очередь варить утреннюю кашу для
"Ливонского креста".
Когда отблески огня заплясали на стенах ближайших палаток, в них тоже
началось шевеление. Вскоре из небольшой синей палатки одна за другой
появились одетые в трико девушки, нервно хихикая и ежась от утренней
свежести побежали к кустарнику. Из больших палаток появились мужчины, тоже
заспанные и легко одетые.
- Эй, Витя, скоро завтракать? - окликнул один из них парня у костра.
- Как готово будет, так и поедите, - низким голосом ответил парень. -
Морду лица лучше пока умойте, а то так и норовят в тарелку грязными руками
влезть.
- Какая связь? - не понял мужчина.
- Простая, - усмехнулся парень. - Кто станет спорить - жрать не дам.
Виктор Кузнецов два года назад вернулся из армии - если только можно
применить слово "назад" к событию, которое произойдет только через
четыреста пятьдесят лет. Срочную службу он закончил с погонами старшины и
в должности старшины роты - и всякий, знакомый с армией поймет, что для
подобной "карьеры" мало просто честно тянуть лямку, а необходимы и мозги,
и решительность, и находчивость, и умение командовать, и способность
заставлять других выполнять свои приказы, заставлять порою вопреки желанию
подчиненного. Если выпускнику офицерского училища или курсов прапорщиков
право приказывать присваивают вместе с погонами, то обычному призывнику -
равному среди равных - для занятия кома



Назад