5e38c7ef     

Прошкин Евгений - На Круги Своя



Прошкин Евгений
На круги своя
Дождь. Странная штука. Зимой его так ждешь, а приходит весна - и начинаешь
проклинать все на свете. Дорога скользкая, как кусок мыла, а у меня резина
совсем лысая. Надо бы сбросить скорость. Да ладно, чего это я? Справлюсь, не
мальчик. А может, притормозить? Нет! В любой другой день, но не сегодня. Жена
в роддоме, надо успеть. Шоссе пустое, ни одной машины. Все будет нормально. И
чего я вдруг разволновался? Старею. Это в тридцать пять-то?
Вдруг - лось. Справа - лес. Руль влево. Два прожектора - фары. Откуда
автобус? Ни испуга, ни боли. Только удивление. А лось был большой, как
бегемот. Смешно!
Тепло и тихо. Какое-то давно забытое, ни с чем не сравнимое ощущение
полного покоя. Так чувствовала себя метагалактика накануне Большого взрыва. Да
полно! Какие еще взрывы? Какие к черту галактики? Надо выяснить, где я.
Сознание работает как никогда ясно, но вот тело - с ним что-то неладно. Темно.
Странный гул. Полугул - полупульсация. Чего? Всего вокруг. Очень похоже на
сердцебиение. Не мое. Мое - вот оно, само по себе. Правда, бьется слишком
часто. Еще бы тут не волноваться.
Какое-то чувство беспокойства. И неудобства. Что-то не так. Что-то должно
измениться. Мягкое прикосновение к голове. Острый укол яркого света. Легкие
разрывает ворвавшийся воздух. Оказывается, я не дышал. Резкая боль в районе
пупка. Ничего, терплю.
- Смотрите, не плачет. Молодец!
- Ничего хорошего. Ребенок должен плакать.
Пожилая акушерка внимательно осмотрела новорожденного. Больничная палата.
Полно народу. Какие-то девушки - практикантки, скорее всего. Тут до меня
доходит, что я совершенно голый. Пытаюсь прикрыть свою наготу, но руки не
слушаются.
- Ой, смотрите, как ручками машет! Смешная! - раздаются голоса
практиканток.
- У вас девочка, - говорит акушерка какой-то измученной женщине. Похоже,
речь идет обо мне. Девочка! Это что, шутка? Я сгибаю не подчиняющуюся мне шею
и... О, Боже! Где это? Где все то, что должно у меня быть? Я вижу лишь
короткие пухлые ножки, болтающиеся в воздухе. Мои? Не может быть. Мои!
- Эй, что вы со мной сделали? - спрашиваю я, но язык отказывается
повиноваться, и из горла вылетает лишь "эгей".
- Лепечет что-то. Какая хорошенькая! - умиляются практикантки и начинают
сюсюкать: - Ути-ути! Сюси-пуси!
Значит, сюси-пуси, мать вашу так?! Что я могу сделать, ну что я могу
сделать?! Господи, что у меня с пупком? Постой, так это же пуповина. И эта
палата, и женщина... Я постепенно прозреваю, но мозг отказывается согласиться
с моими выводами. Меня... родили?! Но я вовсе не девочка! Меня зовут Алексей,
мне тридцать пять лет, у меня жена и сын. Скоро, очень скоро должен появиться
на свет второй, а может, дочка, но это не имеет значения. Я как раз ехал к
жене, но тут - лось, потом - автобус. Я все прекрасно помню! И вдруг я,
пардон, рождаюсь заново. Да еще в обличье девочки. Как это понимать?
Ладно. Хорошо. Некоторые верят в переселение душ. Якобы существуют даже
способы выяснить, когда и кем я был в прошлой жизни. Допустим. (Да и как
теперь с этим не согласиться?) Но чтобы все помнить? А не попал ли я на тот
свет? Или, может, на самом деле лежу я сейчас где-нибудь, привязанный к
кровати крепкими ремнями? Интересно, Маша уже знает? Да нет, наверно, перед
родами такие вещи не говорят. А если так, то как она истолкует мое отсутствие?
Что подумает?
- Посмотрите, какая красавица! - акушерка меня, как котенка, подносит к
роженице. Да какая я к черту красавица? У меня черные усы, бо



Назад