5e38c7ef     

Прошкин Евгений - Слой



sf Евгений Прошкин Слой Почему заурядный школьный учитель вдруг превращается в хладнокровного убийцу, а обыкновенный геолог, начисто утратив память, приобретает взамен навыки профессионального подпольщика? Просто в их тела вселились пришельцы из иной Реальности.

Все, что у них осталось при переходе в новый Слой продырявленной Вселенной, — это умение убивать. Во имя идеи. Во имя справедливости. Просто — во имя.

Главное — убивать! Не сумевшие распорядиться одной-единственной жизнью, они блуждают в бесконечных Реальностях. Вчера — носители государственной власти, сегодня — главари мафии, бандиты, террористы, все они тщетно пытаются отыскать Слой, который позволил бы им начать новую, правильную жизнь...
ru Faiber faiber@yandex.ru FB Tools 2003-06-10 http://www.fictionbook.ru AC4C1C51-F45D-461C-8EF1-386865B5A252 1.1 v 1.1 — добавлена обложка и дополнительное форматирование — Faiber
Слой Эксмо-Пресс 2001 5-04-006873-5 Евгений Прошкин
Слой
ПРОЛОГ
Тоннель все не кончался.
Переднее колесо скрипело и притормаживало, от этого каталка стремилась развернуться и чиркнуть о правую стену. Санитар матерился и сбивался с шага. Не будь у него за спиной сопровождающих, он бы не спешил.
Роговцев лежал с закрытыми глазами, но почему-то видел все: уставшего санитара, бесконечность голубого кафеля и стойку с перевернутой бутылью. Из нее по желтоватой трубочке что-то текло — и втекало прямо в него. Тела Роговцев не чувствовал.
Каталку завезли в лифт, и сопровождающие встали по обе стороны. Черно-красные береты. Гвардия Чрезвычайного Правительства.

Лучше бы он умер сразу.
По мере того как кабина поднималась, стал слышен треск на улицах — похоже на лесной пожар. Это и был пожар. Москва горела третий месяц.

Дома, кварталы и целые микрорайоны переходили из рук в руки, от них мало что осталось, но их символическая ценность во сто крат превышала материальную. Война шаталась по городу, как слепой бродяга: сегодня она была в Кунцеве, а завтра могла оказаться в Черемушках.
Но это завтра будет уже без него. Роговцев знал, что не выживет. Если его и заштопают, за дело возьмется следственная группа, а они потрошат почище фугаса.
Санитар лязгнул раздвижной перегородкой и вытолкнул тележку в коридор. Их уже ждали. Сосредоточенная женщина взяла у гвардейца какие-то бумаги, а мужчина в зеленом халате покатил Роговцева дальше.

На этом этаже было много народу, но еще больше — дверей.
Реанимация? Зачем? А если он не выдержит допросов? А сейчас так хорошо... тела почти нет. Оно стало ненужным.

Дотянуться бы до желтой трубочки и незаметно пережать...
Роговцева ввезли в большую светлую комнату и переложили на стол. Он разглядел лица врачей и с тоской понял: его спасут.
«Помогите, — бессильно подумал Роговцев. — Помогите мне уйти».
— Не знаю, — сказала женщина гвардейцам. — Пятьдесят на пятьдесят.
Сбоку что-то зашелестело. Потом звякнуло. Голоса поплыли разведенной акварелью.

Роговцев мотнул головой и, не открывая глаз, увидел столик с сияющими инструментами. Рядом колыхалась невыносимо яркая оранжевая шторка.
ЧАСТЬ 1
ПРОРЫВ
Глава 1
Оранжевый цвет Константин не любил — возможно, из-за аллергии на цитрусовые, поэтому, увидев девушку в оранжевом, нервно погладил щеку и поспешил к лифту.
— Ой, подождите, подождите! — крикнула она, торопливо выдергивая ключик из почтового ящика.
Звук получился неприятный, ножом по блюдцу, да и голос у девицы был не ахти. Оранжевый голос.
Наверху что-то грузили, и на второй лифт надеяться не приходилось. Константин посторонился, про



Назад