5e38c7ef     

Пугач Вадим - Детки В Клетке



Вадим Пугач
Детки в клетке
Бывает иногда скучно по вечерам, и не знаешь, что делать. Тогда
вспоминаются разные забытые встречи, случайные знакомые... Удивительные вещи
они иногда рассказывают, эти знакомые, без них век бы ничего такого не знал...
И деньги у меня как раз были. Не то чтоб они мне совсем не нужны были - а
так. Чем, думаю, черт не шутит - попробую. Что деньги жалеть: даст Бог день,
даст Бог и пищу. Оделся и пошел.
Холодно было. Самый вечер для таких дел - тоска так в воздухе и летает. В
ледяном дождике. Морось везде, слякоть. Автобус по лужам брызгает, и капли по
стеклу бегут...
Приехал. Думал, там толпа будет - не пройти.
Однако ничего подобного, пусто. Может, про это мало кто знает. Может, не
верят. А может, и денег жалко - это уж кому как. Только нет никого в фойе. Дед
усатый сидит, мух считает.
Сдал я пальто свое. Погляделся в зеркало. Не скажу, чтоб очень
вдохновился, но, в общем, терпимо. Да и хожу я в такие места раз в год по
обещанию. Пошел в зал. Музыка играет в зале, хорошая, плавная. Люди кое-где
сидят: сумрак, не разглядишь. Сел я в угол - столик двухместный. Зажег
лампочку - над каждым столиком такая лампочка для уюта. И правда, неплохо.
Не зря говорят - немцев специально приглашали, дизайнеров. На свет сразу
официант прилетел. Меню положил и обратно улетел. В темноту. Там у них в стене
такая щель - совсем темная. В ней они и летают с подносами. Просто
удивительно, как им это удается.
Меню, конечно, солидное. Толстая папка, золотое тиснение... Эх, думаю,
гулять так гулять! А у самого все-таки мороз по коже. Интересно, что дальше
будет, и страшновато. Выбрал рублей на двадцать, считая бутылку. Сижу,
размышляю, жду, пока официант прилетит.
Как она подошла, я даже не заметил. Спросила, не занято ли. Присела. Н-ну,
черт его знает... не такая уж и красавица. А обещали просто ангела во плоти.
Ладно.
Села - на меня не взглянула. Достала из сумочки что-то или, может,
положила. В общем, секунд десять прошло. Это долго. Я даже успел подумать:
"Посмотрим, как это у нее получится".
И тут она подняла взгляд. И все мое недоверие пошло потихоньку мелкими
трещинками, зазвенело и рассыпалось. У нее получалось, и как здорово
получалось! Посмотрели мы друг на друга через столик, и закружилась у меня
голова. А через полчаса я уже не был собой. Я был тот самый. Единственный и
Неповторимый, это меня она ждала годы, и вот... Сначала она еще сомневалась,
вглядывалась - так ли это, и постепенно убеждалась - да, и прямо-таки
расцветала на глазах... но как, каким образом ей удалось передать все это мне,
так, что я видел и понимал ее сомнение, и страх, и осторожное счастье, вдруг
нарастающее, как лавина. Мы говорили о пустяках, шутили, смеялись, ласково и
радостно глядя друг на друга, и взгляды наши звенели, как струны, слова были
нежны и глубоки, и от счастья кружилась голова. Мы танцевали под плавную,
сладкой дрожью замирающую музыку, и плыли над нашими головами разноцветные
огни, волшебно, мерцающе переливаясь. А потом мы опять сидели за столиком в
уютном свете и смотрели друг на друга, и я рассказывал ей обо всем, что
приходило в голову, а она слушала и ласково кивала, когда я, не находя слов,
говорил: "Ну, ты понимаешь..." Она не задавала вопросов - словами, по крайней
мере. Достаточно было взгляда. Она слушала с таким вниманием, а мне так
хотелось говорить...
...Проклятое железо, оно крутится у меня перед глазами долгие дни, и конца
ему нет и нет начала, и когда, наконец, кончаетс



Назад