5e38c7ef     

Пугач Вадим - Эпизод



Владимир Пугач
Эпизод
"...А прямо пойдешь - живым не вернешься".
Плюнул витязь на камень, пришпорил каблуками коня и поскакал по
росистой траве навстречу солнцу. Ласковый ветерок приятно холодил грязные
пальцы, торчащие из драного сапога. Тупое копье болталось поперек седла,
шлем сползал на глаза, старая кольчуга бренчала всеми прорехами - но конь
был силен и верен, а витязь молод и настырен.
Все темнее и глуше лес. Уже и круче заворачивает дорога, бежит к
громадной, черной, словно шерстью покрытой горе. Какую судьбу готовишь ты,
большая дорога, тому, кто осмелился довериться твоим поворотам?
Грубый каменный крест у обочины и череп лошадиный под крестом.
Печальная ворона хрипло бурчит запоздалое свое предупреждение. Не слышит
витязь - скачет, торопится: дорога заворачивает - что там? Сердце витязя
бьется в предвкушении подвига, славы, счастья.
...Змей Горыныч, кряхтя, вылез из пещеры и прислушался.
Пели птицы и звенели подковы.
- Несет кого-то черт... - устало сказал Змей. - И камень же поставил,
нет, все равно лезут. Даже больше, чем раньше. О-хо-хо.
И нехотя пошел к дороге.
Витязь вылетел из-за поворота на широкий луг перед пещерой, истертый
бесконечными битвами, усеянный обломками мечей и обрывками кольчуг.
Небольшая змея подняла треугольную голову из травы, скептически свистнула
и поползла прочь.
- Опять консервы... - брезгливо пробурчал Змей, увидев жестяной блеск
на шлеме витязя. - По три года не моются... Герои! В рот их не возьмешь,
тьфу! - И он фыркнул дымом сквозь зубы. - А конек под ним ничего, конек
свеженький!
С этими словами Змей стал поперек дороги, выставил челюсть и поплотнее
уперся хвостом в землю. А витязь, не говоря долгих речей, пришпорил коня,
ухватил поудобнее копье и понесся, набирая скорость, целясь Змею в грудь.
Бум-м!
Содрогнулись горы от грома и треска, по крутым склонам потекли камешки.
Заспанный орел высунулся из гнезда, недовольно буркнул что-то и усунулся
обратно. Змей остался цел и невредим.
Витязь завертелся с конем по лугу, вытаскивая длинный меч. Змей
спокойно следил за его передвижениями - он был сыт, да и парнишка ему
понравился. Наконец витязь вытащил свою железяку из ржавых ножен и пошел
на второй заход, крича что-то высоким отчаянным голосом, а подскакав,
брякнул Змея мечом по плечу, отскочил, подлетел вновь, брякнул по другому
плечу, опять отскочил...
Змей ухмыльнулся. Сел на придорожный камень. пустил дым из ушей и
спокойно посоветовал:
- Уходи лучше, дурень. А коня можешь оставить.
Конь похолодел и осторожно оглянулся. Витязь тоже.
- Не старайся, - заметил равнодушно Змей. - Все равно я летаю быстрее,
чем ты бегаешь.
И, вытащив из кармана штанов здоровенную флягу, поболтал ею, похлебал
из горлышка, утер морду лапой, посидел немного в меланхолии и заговорил
наставительно:
- И чего тебя сюда принесло? Ты что, не читал на камне написанного?
Или, может, я тебя трогал? Ты ж думай, на кого кидаешься, - при этих
словах Змей сложил и показал витязю полуметровый кулак, - если ты умеешь
думать, конечно. Да только думать ты не умеешь, тебе абы подвиг совершить,
а зачем, для чего - не знаешь... Нарожали вас, пацанов, и выпустили в
мир... Мясо. - Неожиданно заключил он, встал, постоял немного, словно
раздумывая, и вдруг: "Кха!" - резко выбросил вперед правую лапу. Через
секунду по дороге стремительно завилась пыль.
Смеясь, Змей смотрел вслед ошалело удирающему витязю.
- Скачи, скачи, дурачок. Сме-елый... Эти еще ничего, безвредные. Вот,
погодя нем



Назад