5e38c7ef Анальный секс Только лучшее бесплатное порно онлайн. | Интернет магазин бытовой техники с онлайн кредитованием подробно. |     

Пузий Владимир - Поколение Обреченных



Владимир Пузий
Поколение обреченных?..
(на выход альманаха "Фантастика", литературной серии "Перекресток")
В Харькове появился новый журнал русскоязычной фантастики, и это не может
не радовать. Тем более, что, по сути, нынешний альманах лишь реинкарнация
известного многим "Перекрестка" -- серии элитарной фантастики, издававшейся в
свое время творческой мастерской "Второй блин". Ну а "Блином", как известно,
руководят Дмитрий Громов и Олег Ладыженский, больше известные в
читательско-издательском мире как Генри Лайон Олди.
Посему открывал я пилотный выпуск альманаха с вполне законным
предвкушением. Тем паче, что по трем предыдущим, твердообложечным "Перекресткам",
знал: здесь найдется что почитать. Ведь большинство прежних авторов "Перекрестка"
(и Дашков, и Валентинов, и Чешко, и сами Олди) нынче -- маститые писатели, на
счету которых как минимум по две-три сольных книги, не говоря уже о
многочисленных публикациях в прессе и т.д. Ну-с, начнем.
Прежде всего пару слов об оформлении. Ну какой же читатель "Перекрестка"
давнишнего не помнит великолепных, своеобразных иллюстраций Печенежского? Увы, в
обновленном альманахе их нету (правда, не исключено, что в последующих выпусках
появятся). Да и, в общем-то, не в иллюстрациях, согласитесь, дело. Дело в
текстах.
Почти все авторы пилотного выпуска альманаха -- известные (но уже "уже")
писатели: Г. Л. Олди, В. Угрюмова, А. Дашков, С. Герасимов, А. Корепанов и А.
Щупов. Согласно политике обновленного "Перекрестка", в нем представлены
произведения малой и средней формы, то бишь, рассказы и повести, которым нынче
так мало внимания уделяет современный издатель: что поделаешь, "мелочь" издавать
под твердой обложкой коммерчески не выгодно. Зачастую эта политика не дает
возможности читателю ознакомиться с новыми рассказами или повестями любимого
автора, ведь не у всех есть доступ к Интернету, где, как правило, лишь и можно
отыскать "мелкие произведения". Но вот они, на бумаге.
Г. Л. Олди. "Жизнь, которой не было". Те, кто знаком с творчеством
"харьковского англичанина", согласятся со мной, что оно предсказуемо
непредсказуемо. То есть, всегда знаешь, что открывая новую вещь Олди, рано или
поздно (а скорее всего -- постоянно) тебя ожидает сюрприз. Кто-то сказал, что у
книги есть два показателя: язык и сюжет, -- если хоть один из них зачаровал
читателя, тот не отложит ее, пока не прочтет. У Олди "имеют место быть" и то, и
другое, причем в равной степени высокого уровня. "Жизнь, которой не было" -- не
исключение. Рассказ напоминает утонченное стихотворение в прозе и, пожалуй,
единственный из всего сборника хоть немного выбивается из той жутковатой
тенденции, которую поневоле замечаешь (и чем ближе к концу "Перекрестка", тем
отчетливее).
Отнюдь не случайно в заглавие этого обзора вынесена цитата из любимого
Олдями Галича. Обреченность и смерть -- вот то, чем наполнены все произведения
альманаха (за исключением, да и то относительным, "Жизни").
Господь устал от игр людей, в которые человечество втравило и животных -- и
вот, извольте, незапланированный конец света. Об этом -- рассказ "Правила для
слонов" Виктории Угрюмовой. Читатели, знакомые с ней по трикнижью "Имя
богини" -- "Обратная сторона вечности" -- "Огненная река", увидят писательницу в
новой ипостасьи. Рассказ короток, но хорош, вот только те же смерть и
обреченность встречают нас на его страницах.
Андрей Дашков. "Мокрая и ласковая". Единственная повесть в
альманахе, произведение автора "Странствий Сенор



Назад